Давний Восток. Татьяна Митиенко

2005-03-29

Старинная нанайская легенда рассказывает: "Это было давным-давно. В начале Света  жили три  человека. И было три лебедя-ныряльщика. Однажды послали люди трех лебедей-ныряльщиков на дно реки достать для Земли камней и песка. Птицы нырнули. Семь дней были под водой. Вышли, смотрят: Земля  ковром цветет, в реке Амур рыба плывет, тогда три человека сделали человека по имени Кадо и женщину Джулчу. Потом деву по имени Мамилджи. Народ размножался и населял всю землю по Амуру. Однажды Кадо сказал: "Есть три солнца на небе. Жить слишком горячо. Я хочу застрелить два солнца!" И он пошел к восходу. Вырыл  яму, спрятался в ней. Увидел, как взошло первое солнце, и застрелил его. Выстрелил во второе солнце, но мимо, третье - убил. Одно среднее осталось. Вода кипела - горой стала. Гора кипела - речкой стала. А пока камни не остыли, ,Мамилджи нарисовала на них птиц и зверей. Потом камни стали твердыми …." И рисунки на них остались.

 

 Справка: Наскальные изображения (петроглифы) - образцы древнего искусства, ставшие ценнейшим источником, позволяющим представить пути эволюции первобытного творчества. Чем жили наши предки, каков их духовный мир... Ритуалы, обряды и связанные с ними мифы - все это можно прочесть на камнях. Традиционно появление рисунков на камнях связывалось с духовными основоположниками родов, шаманами. У некоторых народов отдельные элементы наскального творчества сохраняются довольно долго, и этнографам удается иногда фиксировать появление новых рисунков. В одних случаях изображения отражали верования или хозяйственные нужды, в других - были обусловлены подражательными действиями, т. е. люди, имея перед собой образцы наскальных изображений, выбивали новые фигуры, либо оставляли свои "автографы", что приводило к порче или утрате древних памятников.

 

Так вечным памятником о великих делах первого охотника и женщины Мамилджи остались древние рисунки, застывшие на гранитных валунах и скалах Сикачи-Алян. Глыбы черного базальта много миллионов лет назад были извергнуты из-под земли. Века сгладили острые грани этих базальтовых глыб, отшлифовали их поверхность, но не смогли стереть глубокие полосы, выбитые рукой неведомого художника. С одного из базальтовых валунов на нас глядит лицо чудовища. С илистого дна реки, из мутной воды как будто всплывало само подводное страшилище, властитель Амура "Черный Дракон". Его узкие по-монгольски раскосые глаза смотрят на пришельцев  с немой угрозой.

 

Выбитые на прочном и твердом базальте, рисунки удивляют смелостью и точностью линий, необычностью сюжетов. А масштабность и художественная ценность загадочных рисунков Сикачи-Аляна потрясает. Особенно выразительны антропоморфные маски-личины. Широкая верхняя часть, огромные круглые глаза, раскрытая пасть с двумя рядами больших острых зубов и непропорционально узкий округлый подбородок  - все это создает устрашающую картину, поражающую своей демонической притягательностью. Некоторые маски окружены сверху ореолом  расходящихся лучей.

 

 

  

 

На одном камне расположены две маски-личины, одна под другой. С какой силой древний мастер смог передать их способность завораживать! Невозможно взгляд от них отвести, и даже кажется, что они отделяются от камня и движутся на тебя. Ты невольно отступаешь назад, и ощущение проходит, но глубоко посаженные глаза продолжают пристально на тебя смотреть.

 

Маски на одежде, обуви нанайцев и ульчей нижнего Амура напоминают эти изображения. Рядом с устрашающими личинами на скалах выбиты фигуры лосей, оленей и других животных и птиц. С необыкновенной, прямо воздушной легкостью подчеркнуты первобытным мастером гордый развал рогов и стремительность бега.

 

На самой скале выбита фигура змеи в виде широкого зигзага, заполненного внутри  тончайшей, редкой сеткой. Нанайцы объясняют, что этот рисунок, изображающий гигантскую змею и дракона - мудур. Мудур в нанайских преданиях - могущественное существо, то благодетельное, то  страшное, непременный персонаж шаманских мистерий. Неудивительно, что этот божественный змей Сикачи-Аляна соседствует с масками-личинами грозных шаманских духов. Мифический змей высечен в таком месте, куда можно добраться только по воде, на легкой нанайской лодке. Среди изображений зверей  особенно поражает своей экспрессией и тонкостью исполнения образ космического лося. На большом камне, который наполовину затоплен, а во время высокой воды совсем скрывается под водой, выбит лось. Вытянутое туловище, ноги, длинная шея и маленькая голова с роскошными рогами - все это устремлено вперед, готово к стремительному прыжку. На туловище выбито несколько концентрических кругов, знаков, связанных с солнцем. Это не просто лось, а лось небесный, тот, который живет в легендах и преданиях многих народов, занимавшихся охотой. С ним связывали свое благополучие, обилие стад и хорошую охоту.

 

 

Конечно, сейчас трудно установить, какое имело значение каждое из этих изображений, несомненно одно - все фигуры выполнены совершенно. Но когда?   

 

Многие изображения птиц и животных, масок-личин Нижнего Амура встречаются   в изобразительном искусстве других народов, живших и живущих там, что отмечалось   многими археологами. Значит, истоки  этого искусства не в Китае, а здесь же, только в далекой древности. Рядом с петроглифами археологи находят каменные долота, с помощью которых выбивали эти рисунки, фрагменты сосудов  неолитической эпохи и другие предметы, которыми пользовались люди, жившие 5-6 тысяч лет назад. Найдено  большое неолитическое поселение  в селе Кондон, на берегу речки Девятки.

 

Кругом тайга, мари и топи. С севера село окружено горами, зимой они защищают от холодных ветров. Над селом, по левому берегу Девятки - высокая скала, круто обрывающаяся у реки. По легенде, один охотник из рода Самар долго гнал раненого оленя. Он зашел так далеко, что не знал, как найти дорогу обратно. Кругом шумела тайга, и солнце еле-еле проглядывало сквозь густые кроны деревьев. Вдруг он вышел на эту скалу, и перед ним раскрылась чудесная залитая солнцем  долина. На полюбившееся ему место  он привел своих родственников. Так возник этот поселок. И действительно, в селе все Самары. Древний поселок каменного века располагается  в центре нынешнего нанайского поселка на берегу ручья. При раскопках, которые велись в течение нескольких лет, не было следов захоронений, костей, поскольку они не могли сохраниться в жестком дальневосточном климате. На дне котлована и около стен найдено множество каменных изделий и обломки глиняных сосудов, были находки совершенно не тронутые временем. Искусство нижнеамурского неолита является  своеобразным  штрихом культуры неолитических племен Дальнего Востока.

 

Не довольствуясь свободной игрой линий, древние гончары наносили свои узоры  на ярко-красный, почти малиновый, лощеный до блеска фон глиняных сосудов, вызывающий в памяти античные параллели - красно-лаковые кувшины. На густом красном фоне амурской неолитической керамики черные узоры выделяются так же ярко, как на чернофигурных вазах древних греков.

 

Сложная символика неолитического орнамента выражалась в виде спирали и своеобразном  сочетании линейного узора с объемными пластическими приемами. Так, на сосуде из села Вознесеновка среди переплетения спиралей выступают реалистические в основе, но вместе с тем причудливо стилизованные человеческие лица или маски-"личины", каждая из них неповторима, но, вместе с тем, у них много общего: глубоко врезанными линиями очерчены огромные, как бы широко раскрытые глаза и большой скульптурно оформленный нос с ямками ноздрей. Узкой поперечной щелью внизу намечен рот личины. Неолитический сосуд из Вознесеновки замечателен не только тем, что раскрывает новые и неизвестные ранее стороны искусства древнейшего населения  Амура, но и тем, что изображенные загадочные личины обнаруживают связь с такими же личинами, выбитыми на базальтовых валунах в Сикачи-Аляне, на берегу реки Кие у Хабаровска и на Уссури в селе Шереметьево.

 

 На скалах Амура и Уссури также выбиты лоси, олени, змеи и птицы. Стилизованные изображения лодок и людей, перемещающихся на них по воде. Характерная черта амурско-уссурийских петроглифов - спиральная орнаментика, такая же, как на неолитических сосудах. Спиралевидные завитки заполняют, например, пустое  пространство внутри самой большой фигуры оленя в Сикачи-Аляне.

 

 Кроме того, у неолитических племен Амура существовала и реалистическая  круглая скульптура. Замечательный образец ее обнаружен в неолитическом жилище-землянке у села Кондон, радиоуглеродная дата которого  4529.

 

В кондонской статуэтке из обожженной глины - терракоты как бы аккумулирован опыт многих поколений ваятелей. Изображение это в полной мере реалистично. Из глубины веков возникает не просто этнический образ женщины древнего народа, а, скорее всего, портретное ее изображение. Неолитический скульптор с удивительным чувством реальности и искренней теплотой передал в глине черты определенного человеческого лица: очерченный овал с необычайно широкими и выпуклыми скулами, маленький  подбородок и вытянутые вперед губы, как бы ожидающие поцелуя. Примечателен нос и утрированно узкие длинные глаза в виде дугообразных щелей, глубоко прорезанные в пластичной глине. Лоб небольшой. Точно такие же миловидные лица можно встретить в Кондоне сегодня. Нанайские девушки обладают такой же, исходящей от статуэтки, женственной грацией. Хотя она пролежала тысячи лет в жилище каменного века. Неолитические племена, жившие на Дальнем Востоке, создали таким образом более 5 тысяч лет назад свои собственные художественные ценности, находившиеся на уровне передовых культур того времени, таких, как трипольская культура на Украине или культура расписной керамики в Средней и Передней Азии.

 

Изучение богатого искусства амурского неолита, с одной стороны, и современного этнографического искусства народов Амура - нанайцев, ульчей, нивхов-гиляков - с другой, приводит к фундаментальному для истории культуры народов Амура выводу.

 

Если ранее некоторые исследователи склонны были думать, что искусство  амурских племен, конкретно - орнаментика, имеет в своей основе влияние китайского искусства, то теперь в сфере новых открытий и находок можно заключить: художественное творчество народов Амура развивалось независимо от влияния Китая. Оно  имеет  собственные  глубокие корни и свою оригинальную основу. Эта основа - традиции, унаследованные от неолитической культуры Амура.

 

 Такова, в первую очередь криволинейная орнаментика и совершенно такая же в принципе, как и 5 тысяч лет назад, нынешняя "амурская спираль", а оригинальный узор, называемый "амурской плетенкой", как бы повторяет ячейки рыболовной сети. В неолитической орнаментике обнаруживаются точные параллели с другим специфическим  для современного искусства Приамурья видом узоров, например, "рыбьей чешуей". Но еще больше прямых аналогий у нанайской современной орнаментики с изображениями на петроглифах. Здесь имеются точно такие же фигуры водоплавающих птиц, змей-драконов, оленей с условно обозначенными на них ребрами. Еще неожиданное наличие в нанайском фольклоре древних мифов, в которых фигурируют персонажи петроглифов - водоплавающие птицы, участники акта творения мира, "ныряльщики". Они достают со дна Мирового океана землю, а из нее вырастает земля, на которой они живут. У тех же нанайцев до нашего времени сохранился реликт древнего ритуала  плодородия  - пекутся обрядные лепешки из черемуховой муки с изображением змей. Объяснить эти совпадения можно только непрерывной  передачей древней культурной традиции.

 

 Справка: нанайцы - дословно "местный, здешний человек", устаревшее название - гольды. Численность в России 12 тыс. человек. Живут, в основном, в Хабаровском крае вдоль Амура (районы Нанайский, Хабаровский, Комсомольский - 11,6 тыс. человек. Этническая основа народов Нижнего Амура (нанайцев, ульчей, нивхов) - очень древняя; археологи обнаружили, что в этом регионе жизнь людей с неолита практически не прерывалась. На Нижний Амур в разные исторические периоды приходили небольшие группы тунгусов, тюрок, монголов, манчьжуров, каждая смешивалась с предшествующим населением, формировались своеобразные этнические общности, поддерживавшие широкие связи как в пределах Нижнего Амура и Приморья, так и с Сахалином, Охотским побережьем, Манчьжурией и т.п.

 

Некогда нанайцы населяли территорию пойм Амура и Уссури от устья Амгуни на севере до истоков Уссури на юге. Если рассмотреть территорию, на которой компактно проживали нанайцы, то, по наблюдению ряда краеведов, она состояла из трех частей, центрами которых являлись и являются на сегодняшний день вокруг озёра Сепсики (Петропавловское), озера Болонь, и озера Зворон.

 

Все означенные населённые пункты тяготеют к тому или иному озёрному центру. Вокруг них строилась жизнь коренных народов Амура. В мифологии закреплено их культовое значение.

 

Справка: Религиозные верования нанайцев основывались на анимизме: небо, земля, горы, вода, тайга их воображением населялись всевозможными духами, влиявшими на жизнь и судьбы людей, которые разными средствами старались воздействовать на них, чтобы получить благоприятный эффект (например, молились в тайге ) у специального дерева духам тайги, местности). За помощью больные обращались к тудинам - лицам, хорошо  умевшим общаться с духами без помощи бубнов  и других аксессуаров. Шаманы-мужчины и женщины были разных категорий силы, но только шаманы-мужчины высшей категории совершали обряды последних поминок (каса), отправляли душу умершего в загробный мир. Дар шамана передавался  по наследству; большой шаман помимо обычного бубна юбки, пояса с металлическими подвесками имел особую шапку, духа - помощника в виде мифической птицы кори. Большую роль играли поминальные и погребальные культы, вера в бессмертную душу.

 

Первые научные описания "живописных" камней сделали Р.К.Маак в 1859 году и Н.Альфтан в 1894 году. В XIX веке сикачи-алянские петроглифы увидел исследователь Бертольд Лауфер. Потрясенный американец хотел даже спилить наскальную живопись и увезти к себе за океан, но, к счастью, ему это не удалось. Однако Лауфер, как и другой востоковед Г.Фоук, оставил описание наскальных рисунков. В начале XX века изучением археологического памятника занимались видные зарубежные и российские ученые Тории Рюдзо, Л.Я.Штернберг, Ф.Ф.Буссе, П.А.Кропоткин, В.К.Арсеньев. Однако системное исследование и описание петроглифов уже в советское время сделала группа археологов, которую возглавлял академик Алексей Павлович Окладников. В результате в свет вышла книга "Олень золотые рога" с отдельной главой "В стране трех солнц", посвященной петроглифам Сикачи-Аляна, затем - фотоальбом "Древнее искусство Приамурья", где наряду с уникальными археологическими находками представлены и сикачи-алянские наскальные рисунки.

 

 А.П.Окладников вместе со своими коллегами отыскал и дал научное описание более 150 рисунков на мощных базальтах. Еще в те годы он мечтал о создании в Сикачи-Аляне заповедника. Всеволод Петрович Сысоев, известный хабаровский краевед, писатель и друг Окладникова, вспоминает слова академика о том, что на старости лет тот готов был стать сторожем при "каменной галерее", если это потребуется для ее сохранения.

 

  "Каменная галерея" у Сикачи-Аляна - самая доступная среди древних памятников монументального искусства Приамурья. Всего 70 километров отделяет ее от стремительной цивилизации. Не одно поколение дальневосточных художников черпало вдохновение в сюжетах раннего неолита и раннего железного века, археологи пытались проникнуть в историю племен, населявших берега Амура, этнографы разгадывали зашифрованные в камне легенды. И только ленивый горожанин не добирался до этого памятника. Правда, не все понимали его значимость. Для многих камни с личинами служили удобным столом на пикниках, процветал и обыкновенный вандализм "здесь был Вася". Бесхозный шедевр мирового уровня с одиноко торчащим опознавательным знаком: "Охраняется государством".

 

Нужно отдать должное современным представителям коренных малочисленных народов Севера. Даже не самый праведный абориген никогда не сделает ничего дурного "личинам". Нынешние жители Сикачи-Аляна всерьез опасаются "кары небесной" из-за неуважительного отношения к магическим камням, а если и приходят туда просить удачи у богов, обязательно просят прощения за вторжение и несут "подарки" - сигареты или спиртное.

 

К сожалению, природа обходится с неолитическими шедеврами еще более сурово: резкие перепады температур, затопления в период большой воды в реках, мох и водоросли в трещинах скал. Исследователи подсчитали, что за последние 30 - 40 лет утрачены не только отдельные петроглифы, но и целые группы наскальных рисунков. К примеру, в том же Сикачи-Аляне практически исчезла третья группа петроглифов у села Шереметьево на реке Уссури, где рисунки высечены на отвесных скалах, полностью утрачена первая группа петроглифов. Исследователи рассказывали, как однажды на их глазах обвалился целый пласт скалы с каменной живописью. А ведь в Приамурье многие памятники археологии расположены именно на отвесных скалах - "сукпайская писаница", петроглифы на реке Кия (это место еще называют Чертовым плесом), у села Шереметьево.

 

Чтобы уберечь наскальные рисунки был создан фонд под названием "Историческое наследие Амурского региона". Инициатором его создания стал хабаровский предприниматель Альберт Бабаев. Его единомышленником - специалист-технолог по строительным материалам Анатолий Судаков. В Дальневосточном художественном музее была показана выставка "Шедевры петроглифики" и проведена пресс-конференция, на которой создатели фонда объяснили свои цели и задачи. Тогда собравшиеся впервые увидели точные копии с петроглифов Сикачи-Аляна, перенесенные на пластины из особо прочного материала. Эти личины в стенах музея выглядели экзотично и поражали своей удивительной схожестью с оригинальными, которые были выбиты древними мастерами на базальтовых глыбах. Тогда было представлено четыре "слепка" с сикачи-алянских камней, а президент фонда А. Бабаев, отвечая на вопросы журналистов, рисовал похожую на сказку перспективу создания в Хабаровске невиданного сада камней. Идея эта родилась в его голове, когда он в мае 2001 года побывал в небольшом немецком городке, куда его пригласил директор частного музея. Здесь в то время проходила выставка рельефов разных культурных эпох, на ней были представлены копии шедевров древнего наскального искусства, сделанных в разных частях света. Альберт Леонидович, правда, не нашел среди них известных на весь мир сикачи-алянских писаниц, рисунков, датированных аж XII веком до н. э. Их там и быть не могло по одной причине - никто не знал и не умел снимать с петроглифов такие точные и выразительные копии. Вернувшись домой, Бабаев проявил интерес к тем самым технологиям, которые применяют в таком необычном копировании. У него скоро появились единомышленники и заинтересованная сторона - Научно-производственный центр по охране и использованию памятников истории и культуры Хабаровского края (НПЦ). Дело в том, что технологии копирования способны послужить еще и "консервации" самих объектов. А для центра это был бы выход из опаснейшей ситуации, в которой оказались почти все наскальные рисунки края - они медленно разрушались. Петроглифы были обнаружены не только у Сикачи-Аляна, но на Сукпае, на Кие, в Шереметьево, в Ульчском районе. На карте, составленной фондом, это хорошо видно. Надежные технологии консервации камней с петроглифами нигде пока не использовались. Фонд "Историческое наследие" предлагал попробовать применить их на месте. Для начала нужна была полная перепись памятников древнего искусства, их учет, состояние, описание, очистка, подготовка проектов охранных зон и т. д. К этому обязывало и постановление губернатора края о необходимости сохранения сикачи-алянских петроглифов (2002 г.). Так, при поддержке центра была проведена экспедиция на сикачи-алянские петроглифы и сняты первые копии с четырех из них. Процесс копирования прошел с успехом. Состоялись выставка, пресс-конференция, где также обсуждалась идея создания в центральном парке города сада камней.  Председатель фонда  сказал: "Я по-прежнему считаю, что на первом месте в нашей совместной с центром работе должна быть проблема сохранения, консервации камней, скальных стен с древними изображениями. Одно другому не мешает, мы продолжаем копирование, сейчас у нас есть 21 изображение петроглифов Сикачи-Аляна. Копирование мы уже освоили, хотя проблемы остаются. Пока достигается точность на уровне человеческого волоса. Все это нанесение, снятие материала - тонкая ручная работа. Материал руками накладывается на очищенную, обработанную личину, он "подсыхает", потом вручную же и снимается.

 

 Пока не видим того, что нанесло бы вред личинам, да нас ведь контролируют специалисты из центра. Дело в том, что сам копировальный материал даже не соприкасается с изображением, сначала на камень наносится невидимый глазу слой консервирующего состава, получается такая незаметная глазу пленка, через которую и снимается петроглиф. А сам базальт эта пленка защищает от воздействия воды, пыли, растительности и даже ударов. Подобные технологии разработаны в других странах с определенными материалами. Мы отвезли кусок родного базальта в Германию и попросили две здешние химические лаборатории провести эксперименты, подобрать подходящую для наших камней "изоляцию", разработать технологию получения такого состава. Они все сделали и передали нам состав, который "работает" до глубины в полтора миллиметра. Камень наш оказался очень плотным, а немцы до этого работали обычно с туфом, поэтому возникали проблемы. Хотя состав позволяет работать и с нашим базальтом, и в следующей экспедиции попробуем снимать даже самые "затертые" рисунки, начнем обрабатывать составом камни и ставить их на консервацию. Нужно, правда, дополнительное, более мощное оборудование, и мы в перспективе сможем сохранить под защитной "пленкой" петроглифы. Мы попросили консультации у московских специалистов и пригласили их участвовать в экспедиции, для того, чтобы убедиться в безвредности консерванта. Под любым покрытием камень должен "дышать", т. е. состав должен обладать паропроницаемыми свойствами. Если все сложится удачно, то можно будет говорить о том, что найден способ сохранения древнего исторического наскального наследия.... В разных уголках мира еще сохранились древние наскальные рисунки. Хабаровский край в этом смысле уникальный: на его карте россыпь этих драгоценностей.

 

Петроглифы Сикачи-Аляна расположены на больших базальтовых валунах вдоль правого берега р. Амур, у сел Сикачи-Алян и Малышево (Хабаровский район) в 70 км от г. Хабаровска. Они представляют собой изображения личин (масок), зверей, птиц, змей, лодок, лунок (ямок и концентрических кругов); антропоморфные изображения. Всего найдено около 300 рисунков.

 

Камень с изображениями у с. Калиновки расположен на правом берегу Амура на низком песчаном пляже, у нижней окраины с. Калиновка (Ульчский район). Это изображения личин (масок) и стилизованный рисунок с лодками и сидящими в них людьми. Всего их около пятнадцати. Петроглифы выполнены в технике низкого рельефа. Изображения относятся к эпохе раннего железного века и датируются концом I тыс. до н.э. - началом I тыс. н.э.

 

 Наскальные рисунки у стойбища Май расположены на отвесных скалах правого берега р. Амур, в 10 км от с.Булава, у бывшего стойбища Май (ныне урочище Май, Ульчский район). Они включают изображения коней, всадников, птиц, животных, лодок, различные антропоморфные изображения. Всего найдено 44 рисунка, выполненных в стиле техники резьбы. Изображения относятся к эпохе раннего средневековья и датируются первой половиной I тыс. н.э.

 

 Петроглифы у с. Шереметьево расположены на отвесных скалах на правом берегу р. Уссури, в 1,5 - 4 км ниже по течению от с.Шереметьево (Вяземский район). Это изображения личин (масок), зверей, птиц, лодок, антропоморфные изображения. Всего обнаружено 33 рисунка в 3-х пунктах. Рисунки выполнены методом глубокой желобчатой выбивки. Изображения относятся к эпохам неолита и раннего железного века и датируются III тыс. до н.э. - I тыс. до н.э.

 

 Петроглифы на р. Кия (Чертово плесо) расположены на отвесных скалах на правом берегу р. Кия (приток р. Уссури), в 8 км от п. Переяславка (район им. Лазо). Представляют собой изображения личин (масок), зверей, змей, птиц, лодок, антропоморфные изображения. Всего найдено13 рисунков, выполненных методом глубокой желобчатой выбивки. Изображения относятся к эпохам неолита и раннего железного века и датируются III тыс. до н. э. - I тыс. до н.э.

 

 Сукпайская писаница расположена на отвесной скале на правом берегу р. Сукпай (приток р. Хор), в 13 км от с. Сукпай (район им. Лазо). Это изображения людей, всадников, стилизованных лодок с сидящими в них людьми. Всего 11 рисунков, выполненных минеральной краской охрой. Изображения относятся к эпохам раннего железного века, раннему средневековью и датируются серединой I тыс. до н.э. - серединой I тыс. н.э.

 

 

Мы, разглядывающие наскальные рисунки с благоговением или с праздным любопытством, думаем о тех, кто писал эти знаки времени. Они немногим отличались от нас, так же любили и враждовали, трудились, боролись за жизнь, творили, делали открытия и, видимо, хотели нам что-то сказать…